13 апреля 2020
Результаты реконструкции жизни древних людей Поволжья презентовали археологи КФУ и АН РТ

Систематизированы данные о процессе расселения людей на территории Среднего Поволжья и поэтапном изменении их быта за 2500 лет - с древности до Средневековья.

Развитие популяции в Среднем Поволжье в упомянутый промежуток времени было крайне неравномерным: периоды взрывного роста численности населения и расширения территории их обитания сменялись этапами депопуляции и запустения. При помощи археологического и палеоэкологического анализов ученые Академии наук Республики Татарстан и Казанского федерального университета восстановили последовательность изменений в жизни людей в регионе, выделив 11 этапов.


200 групп поселений и кочевники


В скифский период (8-4 века до н.э.) лесные районы берегов Волги и Камы осваивали представители ананьинской культуры – на территории региона насчитывается около 200 групп их поселений. Укрепленные городища были окружены открытыми поселениями, расположенными в нескольких километрах друг от друга. Среди их жителей хорошо было развито скотоводство – окрестные леса использовались для выпаса домашних животных, среди которых не последнюю роль играли свиньи. Что касается земледелия, то ученые стремятся обнаружить больше прямых доказательств его существования. Степи же Среднего Поволжья в этот период были заселены кочевым савроматским народом.

Раннесарматский период (4-2 века до н.э.) характеризуется постепенным исчезновением ананьинской культуры, сопровождавшимся уменьшением численности населения и постепенной культурной дифференциацией потомков ананьинского населения. Савроматская культура в Волго-Уральской степи сменилась раннесарматской (прохоровской), следы влияния которой прослеживаются далеко на север вплоть до Среднего Прикамья.


Запустение региона и формирование культур волжско-финских этносов


Зона широколиственных лесов осваивается небольшими по численности группами населения в среднесарматский период (1 век до н.э – 2 век н.э). На северо-западе региона сформировалась группа памятников типа Андреевка-Писералы, сыгравшая важную роль в формировании средневолжских финских этносов, начиная с древнемордовской культуры. Это население оставило археологические памятники с тонким культурным слоем (наслоения грунта на месте поселения человека, сохраняющие материальные следы его деятельности – прим.авт), а наиболее яркие захоронения связаны с хорошо вооруженными воинами. Еще несколько недолговременных поселений типа Царёва Кургана был обнаружен на высоких холмах лесостепной южной и юго-западной частей Среднего Поволжья: эти памятники оставлены мигрантами с юго-запада, вероятно, с территории Подонья.

На территории к северу от Камы и к востоку от Волги в это время распространилась пьяноборская культура. Больше всего населенных пунктов было в низовьях реки Белой и прилегающих районах низовий Камы – здесь обнаружено более 300 мест обитания и 40 мест захоронения. Представители этой культуры жили за счет рыбалки, охоты и скотоводства.

Наконец, кочевые группы среднесарматской культуры продвигались на север в степи, на левый берег Волги, доходя до устья реки Большой Черемшан. Среднесарматские артефакты были также обнаружены в нескольких местах обитания в Самарской области и на юге региона.

Таким образом, Среднее Поволжье оставалось в значительной степени безлюдным до 3 века н.э. Группы людей, населяющих небольшие территории вдоль рек, существовали за счет комплексного хозяйства, обеспечивавшего только их базовые потребности. Их влияние на окружающую среду в этот период времени не могло быть значительным.


Смешение и взаимодействие культур Поволжья и Прикамья в эпоху Великого переселения народов


В позднесарматский период (середина 2 – конец 4 века н.э.) после длительного периода депопуляции началась новая волна миграции в Среднее Поволжье. Этот процесс, участниками которого было как местное население, пришедшее с периферии региона, так и мигранты из более отдаленных областей, происходил в конце 2 – начале 3 веков н.э. В бассейне реки Сура новые культуры развивались потомками Андреевско-Писералийского народа. Они могут считаться самыми ранними представителями древне-мордовской культуры. Их многочисленные, но небольшие и слабо укрепленные городища и поселения располагались вдоль ручьев или оврагов.

Нижнее Прикамье было заселено небольшим, но широко распространившимся населением азелинской культуры – потомками носителей пьяноборских традиций. Расположение их мест обитания вдоль крупных рек указывает на то, что миграция происходила с востока на запад и юго-запад. Археологические памятники этой культуры также были обнаружены в небольшом количестве в Волго-Вятском междуречье. Представители культуры в основном жили за счет использования лесных ресурсов, были распространены охота и пчеловодство. Кроме того, было развито коневодство – верховых лошадей привозили из степной зоны. Поселения охранялись собаками.

Новая группа кочевников, называемая поздними сарматами, распространилась в степной зоне Восточной Европы. Это население также заняло левый берег Волги, могильники были найдены в Поволжье и Закамье.

Новая группа населения появилась в лесостепной зоне. Это были представители самого восточного варианта киевской культуры. Было выявлено около 140 неукрепленных поселений, располагавшихся на низких берегах и террасах небольших рек. Они были размером в несколько гектаров и образовывали длинные цепочки участков на расстоянии 1–2 км друг от друга. Представители этой культуры полагались в своем пропитании преимущественно на скотоводство с гораздо меньшей долей мяса, добытого на охоте.

В 3-4 веках н.э. в результате миграции оседлых групп с юга и юго-запада в Самарской Луке появились поселения Лбищенского народа, который вел изолированную жизнь в двух больших, хорошо защищенных городищах. Отсутствие костей диких животных в этих местах указывает на то, что в качестве источника мяса они использовали только домашний скот. И киевляне, и лбищи использовали железные серпы, которые впервые появились в Среднем Приднепровье среди лесостепных скифских культур и в конечном итоге распространились по всей восточно-европейской лесостепи. Новое население лесостепной зоны взаимодействовало с позднесарматами - их захоронения были найдены в киевских и лбищенских памятниках.  

Стоит отметить, что проникновение новых групп людей в регион не привело к исчезновению других культур. Поселения азелинской культуры стали даже более многочисленны и распространены, появившись на обоих берегах Волги и в Закамье. В восточной части низовья Камы в 3 веке н.э. на основе пьяноборской сложилась новая мазунинская культура, опиравшаяся на традиции комплексного лесного хозяйства с земледелием, животноводством и высокой ролью охоты и собирательства. Известно более 420 поселений представителей этой культуры, и это значительно больше по сравнению с предшествующим периодом. Их места обитания обычно представляли собой городища размером менее одного гектара, располагавшиеся в небольших речных долинах – в отличие от поселений пьяноборской культуры в широких поймах рек. В их наборе инструментов появились нехарактерные ранее для жителей Среднего Поволжья, в том числе серпы и железные топоры с узким лезвием. Также были распространены шлифовальные камни, или терочники, считается, что они служили для обработки сельскохозяйственных культур. Это указывает на то, что население торговало небольшим количеством круп. Большую роль в пропитании играли охота и пчеловодство.

Таким образом, в 3-4 веках н.э. Среднее Поволжье было заселено и освоено группами мигрантов с юго-запада. Освоение территории началось с лесостепной зоны, расположенной в речных долинах. Районы в окрестностях рек были усеяны десятками недолговечных поселений, расположенных в пределах 1-3 км друг от друга.  


Кардинальные перемены


Вторжение гуннов вызвало значительные культурные преобразования. В гуннский период (4-5 века н.э.) были разрушены культурные связи во всей Восточной Европе, векторы развития контактов и взаимодействий изменились кардинальным образом. Перемены затронули не только степи, но и зону лесостепи и южные части лесной зоны.

В это время в лесостепи в дополнение к существующим киевским и лбищенским поселениям прибавились еще две группы людей. На западном берегу Волги и в долине Свияги появились недолго просуществовавшие деревни, а также укрепленные поселения – памятники типа Беденьга-Мизиново. Эта культурная группа может происходить из древнемордовской и киевской с примесью черт, характерных для финских групп бассейна Оки. Важной частью экономики этого народа стала добыча железной руды, преимущественно из поверхностных отложений в Волго-Свияжском междуречье.  


Высокоэффективные именьковцы


Вторая и хначительно более многочисленная группа поселений относится к ранней стадии именьковской культуры. Они появились вдоль берегов Волги и в среднем течении Суры не позднее начала гуннских времен. Исходная область этой миграции пока неизвестна. На ранних этапах распространения места обитания этой культуры представляли собой исключительно неукрепленные поселения от одного до двух гектаров, ограниченные террасами и берегами озер.

Представители именьковской культуры жили за счет рыболовства, охоты, разведения домашнего скота. Кроме того, они были земледельцами. Развитие сельского хозяйства, высокоэффективная система землепользования сыграли важную роль в быстром распространении именьковского народа в Среднем Поволжье в 5 веке н.э., которое происходило одновременно с исчезновением других культур или их миграцией за пределы региона. Их поселения существовали долго – об этом свидетельствует большая мощность культурных слоев с богатым и разнообразным набором предметов быта и наличие различных хозяйственных сооружений. Именьковцы считаются первыми по-настоящему оседлыми обитателями региона.

К концу гуннского периода и в постгуннский период (конец 5 – середина 6 веков н.э.) именьковское население было самым большим в регионе и одним из крупнейших культурных образований Восточной Европы. К началу 6 века именьковцы занимали всю лесостепную зону Среднего Поволжья, в то время как другие культуры были либо вытеснены с этой территории, либо ассимилированы. В постгуннском периоде именьковская культура достигла пика своего развития – существовало около 500 поселений, в том числе около 100 городищ в долинах Суры, Свияги, а также на обоих берегах Волги и Нижней Камы. Постепенно в 5 веке неукрепленные поселения на низких речных террасах перестали существовать, население переместилось к высоким берегам рек и заполнило участки высоких речных террас. Поселения стали пространственно структурированными с многочисленными небольшими пригородами, сгруппированными вокруг гораздо более крупных населенных пунктов или хорошо защищенных городищ.

Многочисленные находки больших и более эффективных серпов и жерновов свидетельствуют о крупномасштабном производстве зерна. Часто встречаются топоры с узкими лезвиями. В процессе освоения земли для мест обитания, сельскохозяйственных работ, деятельности, связанной с добычей и переработкой железа, именьковская популяция вызвала существенное изменение ландшафтов Среднего Поволжья.

Сельскохозяйственный инструментарий именьковской культуры встречается и в поселениях мазунинской и азелинской культур. Однако количество находок указывает на то, что другие культуры лишь заимствовали некоторые инструменты, но к существенным изменениям в их жизни это не приводило.

Артефакты кочевников постгуннского периода ограничены областями к югу и востоку от именьковской территории – в Поволжье на границе между лесостепью и степными зонами. Одиночные захоронения и некоторые случайные находки, связанные с элитными группами кочевников, были обнаружены в Ульяновской части Поволжья, датируемые либо первой половиной, либо серединой VI века н.э. По-видимому, степное население этого времени было немногочисленным.


И снова мигранты


Начало нового периода распространения поясной гарнитуры «геральдического типа» (середина 6 – конец 7 веков н.э.) было вызвано серией миграций и завоеваний, которые привели к созданию Тюркского каганата. Он не оказал сильного влияния на культурные процессы Восточной Европы, но повсеместно, от Византии до Алтая, распространилась мода на пояса как у тюркской военной элиты – с поясными пластинками в виде геральдического шита, что и дало название этому периоду.

В Среднем Поволжье этот период был временем прекращения существования именьковской культуры с последующей депопуляцией региона. Причины этого процесса ученым не до конца понятны. В восточной части Заволжья в это время появилась новая популяция – кушнаренковская культура. Представители этого народа вели полукочевой образ жизни, их потомки считаются предками венгров.

К концу 7 века н.э. с началом хазарского периода (конец 7 – середина 10 века н.э.) началась реколонизация Среднего Поволжья, которая продолжалась по крайней мере до второй четверти 10 века. Этот процесс можно разделить на несколько этапов.

Первый этап (~ 690–750 гг.) был инициирован тюркоязычными кочевниками хазарского и булгарского происхождения. Их курганы появились вдоль Волги, на Самарской Луке, под Ульяновском. Одновременно с ними в регионе появились небольшие группы оседлого населения, практикующих различные обряды погребения и, возможно, различного происхождения. Они заселили районы вблизи кочевников – свидетельства их обитания были обнаружены в Жигулевском археологическом комплексе в районе Самарской Луки.

Второй этап миграции (~ 750–850 гг. н.э.) был вызван поражением Хазарского каганата от арабских войск в 737 году н.э. Территория салтовской культуры стала источником новой волны миграции в Среднее Поволжье. Кроме того, в конце 8 века потомки кушнаренковской культуры, считающиеся ранними венграми, оказались в регионе по пути их миграции на Дунай.  

Третий этап миграции (850-910 гг. н.э.) был связан с решением хазарских правителей перейти в иудаизм. В результате этих событий 9 век был периодом смешивания различных культурных традиций. Периферийные районы оставались сравнительно малонаселенными в течение всего хазарского периода. В 9 и начале 10 веков берега Волги были очищены от леса для пастбищ и развития путей сообщения в рамках Волжского торгового пути, на начало развития которого указывают многочисленные находки дирхемов и весов.  


Прогресс на всех направлениях


В начале домонгольского периода (середина 10 – середина 13 века н.э.) количество поселений в Среднем Поволжье стало стремительно расти, достигнув не менее нескольких сотен к началу 11 века и более 1500 к 12 веку. Около 15% поселений были хорошо укреплены. Они располагались на берегах Волги и Камы, а также в их притоках.  

Впервые на территории региона от леса были очищены и начали использоваться для сельского хозяйства водоразделы. Самыми густонаселенными районами стали долина реки Волги и часть Приволжского края к югу от Камы. Отдельная группа из 30 домонгольских волжско-болгарских памятников появилась в южной части Верхней Суры, и может быть связана с деятельностью на торговом пути из Болгара в Киев. Крупные города-крепости, в том числе Биляр, Болгар и Сувар, занимали площади до нескольких сотен гектаров и были окружены десятками поселений, типичных для средневековых городских агломераций.    

Экономика домонгольской Волжской Булгарии базировалась в основном на земледелии с использованием плугов, оснащенных широкими лемехами и череслами. Этот высокоэффективный тип плуга – сабан – был способен разрезать и опрокидывать верхний слой суглинистых почв. Было также найдено большое количество жерновов для ручных ротационных мельниц, что указывает на высокие урожаи и большее количество зерновых, а железные лопатки – на развитие садоводства и огородничества.

Судя по костям животных, обнаруженным в домонгольских поселениях, в это время произошли значительные изменения в структуре потребления мяса и, возможно, в составе стада. Так, заметно возросла доля мелкого рогатого скота, что подразумевает также увеличение размера открытых пастбищ, доступных для выпаса коз и овец. Охота и особенно рыбалка по-прежнему играли свою роль в обеспечении населения.

Активно развивалось также ремесленничество и производство – изготавливались изделия из черных и цветных металлов, кости, стекла, керамики. Узкоспециализированное производство ремесленных товаров развивалось и в городских центрах, и в сельской местности. Об этом свидетельствуют находки, подтверждающие наличие гончарных, кузнечных, ремесленных мастерских. Этот процесс, безусловно, сопровождался развитием коммуникационных маршрутов и распространением как местной, так и междугородной торговли.


И пришли монголы


Период Золотой Орды (вторая половина 13 века - 1440 гг.) делится на два этапа – со второй половины 13 века и до первой половины 14 века, когда они достигли апогея политического и экономического могущества, и с середины 14 века до 1440 годов, характеризующийся гражданскими войнами и постепенным упадком.  

Монгольское вторжение привело к формированию новой социально-политической и системы в Восточной Европе. Среднее Поволжье вошло в северо-западную провинцию Монгольской империи – Улус Джучи.

Монгольское вторжение в 1236 году принесло значительные изменения в культурную и демографическую карту региона. Многие поселения были уничтожены, а большинство крупных городов так и не восстановились. Катастрофические результаты монгольского вторжения подтверждаются археологическими находками – слоями огня с многочисленными человеческими останками.  

Так, после вторжения большинство поселений в лесостепи и верховьях Суры просто исчезло. В долине Волги численность населенных пунктов сильно уменьшилась. На Самарской Луке вторжение вызвало изменение распространения населенных пунктов на территории и прибытие первой волны мордовских и русских колонистов – вероятно, в результате государственной политики переселения Золотой Орды. Территория от Болгара и до реки Уса была опустошена. Только в северной части бывшей Волжской Булгарии население пострадало меньше или более успешно восстановилось.

Несколько агломераций появилось на берегах Волги и Камы, наиболее значительной из них стало объединение около 50 населенных пунктов вокруг Болгара, который был столицей Улуса Джучи с 1240 по 1260-е годы.

Таким образом, в 13-14 веках берега Волги и Камы были густонаселены. В начале периода Золотой Орды население перемещалось на север, осваивая западную часть нижней Камы, включая районы к северу от реки. Всего в эпоху Золотой Орды в Среднем Поволжье и Нижнем Прикамье существовало около 400 населенных пунктов.


Чем жила Золотая Орда?


Экономика городов Золотой Орды основывалась на ремеслах. Хотя сельское хозяйство этого периода не было тщательно изучено, увеличение размера поселений и принятие более совершенных почвообрабатывающих орудий может указывать на рост производительности труда. Местное население предпочло получать мясо, закупая скот у степных кочевников, а не разводя его локально.

Поселения этого периода стали сильно сгруппированными и агломерированными. В течение второй половины 13 – первой половины 14 веков города и поселки процветали вдоль всей долины Волги, от Каспийского моря до устья Камы. Крупнейшие города, такие, как Казань, Болгар, Муранка и Джукетау были связаны с развитием Волжского торгового пути. Количество городских центров уменьшилось, но их размеры выросли, и, вполне возможно, каждый из них был центром отдельного политического образования в рамках Улуса Джучи. Эти изменения в пространственной структуре населенных пунктов могли стать следствием большой неоднородности в использовании ландшафта. Пригороды, обеспечивавшие граждан сельскохозяйственной продукцией, использовались более интенсивно, чем в домонгольский период, в то время как отдаленные районы могли слабо развиваться, либо быть полностью заброшенными.

В начале второй половины XIV века Золотая Орда вступила в длительный кризис, который закончился распадом империи. Он мог быть вызван экологическими, экономическими или политическими факторами, а также возможно пандемией Черной смерти. Пандемии 1346 и 1364 годов н.э. вызвали сильное сокращение городского населения. Согласно расчетам, максимальное уменьшение популяции достигается примерно через 140 лет после пандемии, так что это может объяснить депопуляцию региона в конце 15 - начале 16 веков.

Существуют косвенные свидетельства климатического фактора дестабилизации Золотой Орды. Во второй половине XIV века зимние поселения и могильники кочевников появились на южном берегу Камы. В то же время, захоронения кочевников появились в некрополях оседлого населения – как в городах, так и в сельских поселениях на северном берегу Камы. Во второй половине XV века в Биляре появились артефакты, принадлежавшие ногайским кочевникам. О климатических изменениях в регионе свидетельствуют движение кочевников на север вместе с историческими описаниями засухи.

В 1360-х годах в Улусе Джучи началась гражданская война, сопровождавшаяся грабительскими набегами кочевников и отрядов из русских земель. Доказательства нестабильности и военных конфликтов включают в себя многочисленные монетные клады, при этом 70% кладов периода Золотой Орды в Татарстане относятся ко второй половине 14-го века. Некоторые исследования свидетельствуют о массовых убийствах местного населения.

Поздний период Золотой Орды был связан с серьезными изменениями в территориальном распределении населения Среднего Поволжья. Во время кризиса оно переместилось дальше на север к правому берегу Камы и покинуло традиционные центры торговли. После депопуляции Закамья и Заволжья, территория к северу от Камы стала самой густонаселенной. Центр экономической жизни переместился из Болгара в Казань и Арск, ставшие сердцем Казанского ханства.


Казанское ханство и Ногайская Орда


Период после Золотой Орды или Период Казанского ханства с 1430-х по 1550-е годы наименее изучен. Большинство имеющихся данных, как археологических, так и исторических, поступают из северной части региона. Самые густонаселенные районы были расположены к северу от Волги и Камы и включают в себя поселения черемисов (средневековое название марийцев), чувашей и татар. Южная граница их распространения следовала по берегам Камы до ее устья на западе, где к югу от этой линии не было постоянного населения. В Приволжье и Закамье немногочисленное население было сосредоточено вокруг Болгара и Биляра – крупнейшие городские агломерации теперь превратились в религиозные центры. В 1530-х годах казанские ханы отдали заволжские земли правителям Ногайской Орды.

В конце 15-16 веков южная часть региона была заселена кочевниками Ногайской Орды. Их миграционные маршруты охватывали всю территорию от Самары до Камы. Близость ногайцев препятствовала развитию сельского хозяйства в регионе, и нет доказательств наличия постоянных поселений этого периода, хотя в источниках, начиная с 1520-х годов, упоминается рыболовство в Самарской Луке.

Во второй половине XVI века Казань была завоевана, и Казанское ханство вошло в состав Московского царства. Новое правительство начало строительство крепостей на местах переправ через Каму и Волгу в Свияжске (1551), Чебоксарах (1555), Лаишеве (1557), Тетюшах (1578), Самаре и Уфе (1586). Крепости стали военными и административными центрами региона, которые защищала земли от ногайцев, а с 1570 годов и позднее – также от казаков. В результате оседлое население постепенно ре-колонизировало области к югу от Камы.


Обозначения на картах:

Источник информации: Алина Искандерова