Предыстория появления профессиональной астрономии в Казани (до 1810 г.)


Начало преподавания астрономии в Казани уходит своими корнями ещё к Казанской гимназии, на базе которой и был открыт Университет, получивший от нее как всю материальную часть, так и состав преподавателей и слушателей. В физическом кабинете Гимназии, возглавляемым старшим учителем опытной Физики и смешанной математики Иваном Ипатьевичем Запольским (1773-1810), имелся ряд астрономических инструментов, переданных впоследствии кафедре астрономии нового Университета. Это - две ахроматические трубы - Рамздена и Тангента, катоптрическая труба, квадрант Бирда и другие. Астрономия всегда входила в преподавание Запольского как часть курса физики, читаемого по учебнику Бриссона "Начальные основания опытной физики" в переводе московского профессора П.И. Страхова. И.И. Запольский, адъюнкт опытной физики и прикладной математики, становится первым преподавателем астрономии новообразованного Университета. Несмотря на слабое здоровье, преподаванию астрономии он посвящал достаточно много времени. Этот курс был уже на более высоком уровне, чем в гимназии, более обширным, включающим и теорию оптических инструментов (с практикой), физическую астрономию, теорию приливов и отливов морских вод и т.д.. Интересен факт, что одним из первых слушателей Запольского были Николай Лобачевский (1807 г.) и его брат Алексей.

Известно, что в уставах трех российских университетов - Московского, Харьковского и Казанского, поданных на подпись императору Александру I, только Казанский предусматривал учреждение двух кафедр астрономии - теоретической и практической. Однако преподавание астрономии отставало от уровня развития астрономии в Европе, чем и был озабочен основатель и первый попечитель университета Сергей Яковлевич Румовский, один из столпов отечественной астрономии начала ХVIII века.

В 1808 году в Казанский университет (далее КУ) С.Я.Румовским был приглашен Иоганн Мартин Христиан Бартельс (1769 - 1836) - профессор математики, доктор философии Йенского университета, автор двухтомного перевода "Истории Новой астрономии" Бальи. Бартельс должен был обеспечить как преподавание математики, заняв кафедру чистой математики, так и астрономии по вакантным кафедрам теоретической и практической астрономии в 1808-1810 гг. По представлению Бартельса в Петербурге были закуплены для университетской библиотеки четыре астрономических трактата - наиболее полное представление о достижениях в небесной механике и теоретической астрономии. Начиная с Бартельса, студенты, слушавшие курс астрономии, занимались и практикой, знакомясь с астрономическим инструментарием университета. Румовский для этой цели прислал квадрант Ланглоа и трубу Доллона. Лекции Бартельс читал на французском и отчасти на немецком языках. В своих лекциях он рассматривал астрономию Лапласа, систему мира, применение сферической тригонометрии к астрономии и т.д.

Слушателей курса астрономии было всего несколько человек, в том числе Димитрий Перевощиков (позднее основатель Московской обсерватории) и Николай Лобачевский. В течение нескольких месяцев Н.И. Лобачевский оставался единственным слушателем лекций Бартельса. Вскоре к нему присоединились Иосиф Линдгрен, Алексей Пятов и Иван Симонов.


Дальше