Жизнь и деятельность Михаила Дмитриевича Рузского – одного из последних биологов-энциклопедистов – как бы соединила два университетских города: Казань и Томск, Европейскую и Азиатс­кую части России, а во временном аспекте – конец XIX в. и первую половину XX в, проложив мост между веком Э.А. Эверсманна и современным периодом исследований в области зоологии. Сама жизнь Михаила Дмитриевича распадается на три неравных во вре­мени и разграниченных территориально периода: симбирский, ка­занский и томский.

Первый период – раннее детство и гимназические годы – охва­тывает первые 20 лет его жизни и связан с тремя регионами: Севе­ро-Западом России, Украиной и Симбирском. Михаил Дмитрие­вич Рузский родился 7 (19) сентября 1864 г. в селе Осьмино Гдовского уезда Петербургской губернии. Отец его, дворянин Дмитрий Дмит­риевич Рузский, родившийся в 1830 г. в г. Руза Московской губер­нии, был по специальности землемером; он работал в г. Орел, где в 1863 г. родился его старший сын Александр, учившийся в 1881 – 1886 гг. на историко-филологическом факультете Казанского уни­верситета Позднее Д.Д.Рузский был уездным землемером в г. Ста­рая Русса Новгородской губернии в чине коллежского секретаря (IX класс по Табели о рангах) (1863 – 1864 гг.), землемером Крас­носельского императорского имения в окрестностях столицы в сле­дующем чине коллежского асессора (1865 – 1866 гг.), по крайней мере с 1869 г. был землемером чертежной Департамента уделов Министерства императорского двора и уделов в Петербурге, полу­чив чин надворного, а затем и коллежского советника (VI класс Табели о рангах, соответствующий полковнику) (1875 – 1882 гг.). Позднее он стал землевладельцем в Симбирской губернии, хотя собственно землевладельцем он был всего год: в 1886 г. он купил имение при д. Кадышевка Симбирского уезда, а уже в 1887 г. про­дал его местным крестьянам. Около 30 лет (1870-е – 1890-е годы) Дмитрий Дмитриевич владел большой усадьбой (два дома, фли­гель и хозяйственные постройки) на Нижне-Покровской улице Симбирска. Ему принадлежала купальня на Свияге, в 500 м от дома (по воспоминаниям членов семьи Ульяновых). Есть сведения, что Д. Д. Рузский был гласным Симбирской городской думы (1885 г.) Мать Михаила Дмитриевича, Анастасия Дмитриевна, урожденная Федотова, умерла в 1879 г., когда ему только исполнилось 15 лет

В семье, кроме Александра и Михаила, были еще дети. Брат его Сергей (1865 – 1892) был филологом, сестра Мария (1867 -?) жила позднее в Казани и в 1912 – 1913 гг. работала надзирательни­цей (смотрительницей) Казанского городского музея; известно, что она, в частности, привела в порядок коллекцию минералов. О двух младших братьях – Владимире и Николае – данных нет, а самый младший брат Евгений (1877 – 1936) был известным в Казани акушером-гинекологом и был женат на Марии Никола­евне Мельниковой, дочери профессора Казанского университета Н.М.Мельникова – учителя М.Д.Рузского. Сын Е.Д. и М.Н Рузских Юрий участвовал позднее в деятельности студенческого научного кружка «Любители природы» при КГУ.

Детство Михаила Рузского прошло на Украине, в древнем горо­де Богуслав Киевской губернии, расположенном на живописной реке Рось, правом притоке Днепра, и известном как крупнейший оборонный пункт Киевской Руси. Сохранившаяся еще тогда бога­тая природа Украинского лесостепья не могла не вызвать интереса к ней. «С отроческих лет он полюбил природу, – пишет Б.П.Токин, – ему интересно было бродить, видеть новое; рано появилась у него страсть к коллекционированию. Уже в детские и юношеские годы ему представилась широкая возможность увидеть в разных местах нашу прекрасную родную природу». Не менее интересной была и приро­да Приволжской возвышенности, в том числе между Волгой и ее притоком Свиягой, где тогда был расположен Симбирск (нынеш­ний Ульяновск перебрался и через Свиягу, и через Волгу). В Сим­бирске Михаил Рузский учился в гимназии. В опубликованных уже после смерти воспоминаниях Михаил Дмитриевич писал: «Я учил­ся в классической гимназии г. Симбирска (ныне Ульяновска), где моим товарищем был старший брат В.И.Ленина – Александр Ильич Улья­нов, с которым мы и кончили гимназию. Я поступил в Казанский уни­верситет, а он в Петербургский... Первое время мы с ним переписыва­лись. С семьей Ульяновых моя семья была близко знакома. Я знал В.И.Ленина мальчиком-гимназистом младших классов гимназии. Мы все втроем часто ходили в лес Киндяковку (около Симбирска), еще чаще ездили на лодке ловить рыбу. Мог ли я тогда предполагать, что из этого бойкого веселого мальчика Володи выйдет великий, гениаль­ный человек...».

В июне 1884 г. М.Д.Рузский окончил гимназию, а в сентябре поступил на отделение естественных наук физико-математическо­го факультета Казанского университета. Так завершился первый (симбирский) двадцатилетний цикл его жизни и начался следую­щий, казанский.

Одновременно с М Д.Рузским студентами того же факультета были такие известные в будущем ученые, как математик и механик А.П.Котельников, ботаник А.Я.Гордягин, зоолог Л.К.Круликовский. Преподавали в эти годы многие видные ученые. Так, деканами физико-математического факультета были: ботаник Н.Ф.Леваковский (1882 – 1886 гг.), физиолог К.В.Ворошилов (1886 – 1889 гг.), ставший позднее (в 1889 – 1899 гг.) ректором университета, аст­роном Д.И.Дубяго (1890 – 1899 гг.), с 1899 г. – ректор; профессо­рами – химик А.М.Зайцев, геологи А.А.Штукенберг и П.И.Кро­тов, ботаник С.И.Коржинский, зоологи М.М.Усов, Н.М.Мельни­ков. С последним у М.Д.Рузского впоследствии, кроме деловых, установились даже родственные связи.

С самого начала учебы в университете Михаил Дмитриевич за­нялся научными исследованиями в лаборатории и в поле, проводя «свободное от занятий время в Зоологическом и Зоотомическом каби­нетах под руководством профессоров М.М.Усова и в особенности Н.М.Мельникова, а вакационное время посвящая экскурсиям по озна­комлению с фауной местного края». Эти работы проводятся в широ­ком диапазоне, охватив в итоге многие группы животных – от план­ктона до млекопитающих.

М.Д.Рузский собирает зоологические коллекции в окрестностях Симбирска (1884 г.), делает сборы птиц Симбирской губернии (1885 г.) (позднее он передаст их Обществу естествоиспытателей при Казанском университете), исследует ихтиофауну р. Свияги (1886 г.), по заданию Общества естествоиспытателей совместно с профессором А.А.Остроумовым собирает в Тетюшском и Свияжс-ком уездах Казанской губернии вредных насекомых, особенно ози­мую совку (1887 г.), осматривает леса Царевококшайского уезда, а осенью – Казанского уезда (вместе с профессором А.И.Якобием), поврежденные сосновой пяденицей (в тот же год), а в 1887 – 1888 гг. изучает фауну позвоночных Казанской губернии.

По окончании университета в 1888 г. М.Д.Рузский был «опреде­лен и.д. лаборанта зоологического кабинета» с 1 сентября, а через год – 31 декабря 1889 г. – переведен на должность хранителя зооло­гического кабинета (музея), «в каковой состоял до 5 октября 1902 г.» К окончанию университета у него было 9 печатных работ: 5 о насе­комых и 4 о рыбах; из последних одна была опубликована в Герма­нии, а за другую – монографию «Бассейн реки Свияги и его рыбы» (1887) – он получил ученую степень кандидата естественных наук. В этой книге приводится общее и физико-географическое описа­ние бассейна; учитывается и антропогенное воздействие, в том числе дается подробное описание мельничных прудов на реках бассейна Свияги. В настоящее время эта работа дает прекрасный сравнитель­ный материал при изучении многолетней динамики ихтиофауны. Большинство работ автор публикует в «Приложениях» к протоко­лам заседаний Общества естествоиспытателей при Казанском уни­верситете, действительным членом которого он стал уже в 1889 г. В то же время еще студентом Рузский писал и в газету «Волжский вестник». За работу «О пелагической фауне озера Кабана» (1889) автор получил золотую медаль. Еще одна работа об озерах Среднего Поволжья появляется уже в Томске (1916). Выходят и отдельные ихтиологические работы в Казани (1892, 1894, 1913, 1914) и в Томске (1916, 1920).

С 1888 г. М.Д.Рузский собирает материалы по амфибиям и реп­тилиям, докладывая о них на заседаниях Общества естествоиспы­тателей и опубликовав в виде предварительного отчета (который оказался и окончательным) под названием «Результаты исследова­ния земноводных и пресмыкающихся в Казанской губ. и местнос­тях с нею смежных» (1894). Исследованием были охвачены Казанс­кая губерния (Казанский, Лаишевский, Мамадышский, Чистополь­ский, Спасский, Тетюшский, Свияжский, Цивильский, Чебок­сарский, Ядринский, Царевококшайский уезды), Симбирская гу­берния (Курмышский, Ардатовский, Алатырский, Симбирский и Сызранский уезды), Васильсурский уезд Нижегородской губернии, Малмыжский уезд Вятской губернии, а также часть Самарской гу­бернии. Таким образом, в небольшой работе дан полный список видов амфибий и рептилий нынешних республик Татарстан и Чу­вашии, в значительной степени – Марий Эл и Ульяновской обла­сти, затронуты Мордовия, Нижегородская, Кировская и Самарс­кая области. Автор не различал зеленых лягушек, сводя их к одно­му линнеевскому виду Rana esculenta, не выделял степную гадюку (или ее просто не было в районе исследований). Прыткая ящерица именуется автором зеленой (из-за окраски самцов), что было свой­ственно многим авторам в те годы. Относительная редкость прыт­кой ящерицы в северных уездах Казанской губернии, а также рав­номерное распределение в лесах живородящей ящерицы объясня­ются, вероятно, большей, чем в XX в., лесистостью (в конце XIX в. лесистость Казанской губернии была около 32 %, т.е. вдвое выше, чем к концу XX в.). Видимо, с лесистостью же связана более частая встречаемость гребенчатого тритона, а не обыкновенного (как в XX в), и, наоборот, нечастые встречи чесночниц, хотя последнее может быть связано с методами учета и отлова. Интересны и такие отдельные факты, приводящиеся автором, как синантропизация обыкновенного ужа, что является обычным в наше время, и зеле­ной жабы, которая в теплицах Ботанического сада вообще активна круглый год, включая и зимнее время (это отмечается и в XX в.), встреча медянки на улицах Симбирска (который был уже крупным губернским городом) и др. Упомянутая небольшая (8 стр.) работа М.Д.Рузского как бы прокладывает мост между фаунистическими исследованиями П.С.Палласа – Э.А.Эверсманна и более деталь­ными экологическими работами зоологов XX в.

С 1889 г. у М.Д.Рузского появляются первые публикации по пти­цам, хотя проводить орнитологические наблюдения он начал с пер­вых курсов университета; обследуется авифауна уездов Казанской губернии – Царевококшайского, Чебоксарского, Казанского (при участии препаратора Зоологического музея С.И.Билькевича), Лаишевского, Мамадышского, Чистопольского, Спасского (при учас­тии чистопольского учителя И.Н.Стрельникова). В кратком отчете о своих исследованиях М.Д.Рузский дает первый список птиц Казан­ской губернии (1890 – 1891 гг.), но в эти годы он обследовал также Симбирский уезд Симбирской губернии, Бугульминский, Бугурусланский. Ставропольский уезды Самарской губернии, Мензелинский уезд Уфимской губернии и Малмыжский уезд Вятской губер­нии, а при составлении списка птиц он использовал данные своих предшественников – Э.А.Эверсманна (1866 г.) и М.Н.Богданова (1871 г.). В 1893 г. обследуются северо-западные уезды Симбирской губернии (Курмышский, Алатырский и Ардатовский, т.е. части ны­нешних Нижегородской области, Чувашии и Мордовии) и приво­дятся списки птиц по отдельным биотопам (1894 г.). Выходят «Мате­риалы к изучению птиц Казанской губернии» (1893). На эту работу была дана развернутая рецензия профессора А.А.Остроумова, кото­рый, в частности, сказал об авторе: «.... взялся хотя отчасти запол­нить этот пробел (неразработанную зоогеографию губернии. – В.Г.), взяв на себя исследование самаго крупнаго по числу форм отдела среди позвоночных». Рецензент считает особенно важным «то, что приво­дятся списки птиц для каждого из участков, принятых за тип стан­ции. Такой прием мы впервые встречаем в орнитологическом сочине­нии… В результате автор получает точное определение места казанской авифауны в палеарктинеской области». Окончательный вывод о работе: «И нет никакого сомнения, что книга г. Рузского надолго будет руководящей книгой по авифауне Казанской губ. В этом отношении она является ценным вкладом в небогатую научную литературу по фауне России, а потому может быть признана достойной диссертацией на ученую степень магистра зоологии». Диссертация была защищена в мае 1898 г. Еще ранее, в 1895 г., М.Д.Рузский был командирован за границу; там работал в Вене (у доктора Штейндахнера) и в Цюрихе (у профессора Фореля); изучал, кроме того, зоологические сады и музеи Вены, Парижа и Берлина.

С 1892 г. М.Д.Рузский начинает изучение муравьев, сначала в наи­более знакомых ему губерниях – Казанской и Симбирской, посте­пенно расширяя свои исследования. Уже в 1894 г. появляется первая мирмекологическая работа, написанная в соавторстве с однокурс­ником, ботаником А.Я Гордягиным (которому, вероятно, принад­лежит первая работа о муравьях, опубликованная в «Приложениях» к протоколам заседаний Общества естествоиспытателей в 1892 г., о почвообразовательной деятельности муравьев), а в 1895 г. еще две. Они посвящены муравьям Востока России (точнее, Европейской России), а именно – Нижегородской, Вятской, Пермской, Казан­ской, Уфимской, Пензенской, Симбирской, Самарской, Саратов­ской и Оренбургской губерний. Автор называет фамилии 12 чело­век, собиравших муравьев или передавших ему свои сборы; в их числе ботаники АЛ.Гордягин и И И.Спрыгин (тогда студент), поч­вовед Р.В.Ризположенский, геолог А А. Штукенберг и др. В зоологи­ческой экскурсии в Оренбургский край участвовал брат М.Д.Рузс­кого семнадцатилетний Евгений Дмитриевич. Следующая работа по муравьям Востока Европейской России опубликована в «Берлинс­ком энтомологическом журнале» в 1896 г. Последующие мирмекологические работы выходили в разных изданиях в Казани, Москве, Тобольске, Ташкенте и др. В этих 17 работах описания муравьев Крыма и Кавказа, Закаспия и Приаралья, Киргизской степени и Джунгарского Алатау, Забайкалья и Шлиссельбурга, Виленской, Минской, Архангельской, Московской губерний. Они завершились двухтом­ной монографией «Муравьи России» (1905 – 1907) общим объемом 925 страниц. Список добровольных помощников в сборе материалов здесь вырос до 169 человек, в числе которых такие виднейшие нату­ралисты России, как Л.С.Берг, А.А.Браунер, С А.Бутурлин, Б.М.Житков, Г.Э.Иоганзен, Н.Ф.Кащенко, Г.А.Кожевников, П.К.Козлов, Г.Н.Потанин, К.А.Сатунин, А.П. и П.П.Семеновы, А.А.Силантьев, В.А.Фаусек и др , а из казанских, кроме упомяну­тых ранее, Е.П.Головин, Б.А.Келлер, Н.А.Ливанов, Н.М.Мельни­ков, М.Э.Ноинский, А.А.Остроумов и др.

Видимо, нельзя сомневаться в том, что определенным стиму­лом к упомянутым исследованиям послужило знакомство автора с выдающимися энтомологами, занимавшимися муравьями в те годы, – А.П.Семеновым (Петербург), Г.Майром (Вена), К.Эмери (Боло­нья) и особенно Августом Форелем (1848 – 1931) из Цюриха, авто­ром пятитомного труда «Общественная жизнь муравьев», у которого он работал в 1895 г.

Если «Птицы Казанской губернии», кроме ученой степени ма­гистра зоологии, принесли автору премию Казанского Общества естествоиспытателей им. К.Ф.Кесслера (1894 г.), то «Муравьи Рос­сии», кроме ученой степени доктора зоологии, дали М.Д.Рузскому премии Петербургской Академии наук им. К.Бэра и Московского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии им. А.П.Богданова (1908 г.).

С 1908 г. Михаил Дмитриевич – доцент кафедры зоологии, срав­нительной анатомии и физиологии Казанского университета. Он читал курсы биологии животных, анатомии человека, морфо­логии скелета позвоночных животных, демонстративный курс си­стематики позвоночных животных. С 15 августа 1901 г. он занял освободившуюся по смерти проф. И. М. Мельникова кафедру зоологии и сравнительной анатомии (в качестве приват-доцента) в казанском ветери­нарном институте. Кроме того, состоит преподавателем естествен­ной истории в казанской земской женской учительской семинарии и в частной школе, содержимой Л.Н. Шумковой.

М.Д.Рузский совершает поездки по уездам Казанской губернии, в степи Самарской и Оренбургской губерний и на Южный Урал, в частности, в Златоустовский, Троицкий и Челябинский уезды, в Тобольскую губернию и Акмолинскую область (совместно с А.Я.Гордягиным) по поручению Тобольского губернатора (1896 г.), в Ураль­скую область, на Индерские горы и к устью р. Урал, в район г.Гу-рьев (1897 г.), экскурсировал по Симбирской губернии, на Самар­ской Луке (1898 г.), выезжал дважды на Кавказ, в Дагестан, Терс­кую область, в Западное и Восточное Закавказье, дважды перева­лив через Главный Кавказский хребет (1899 – 1900 гг.). Обследовал ковыльные степи в Белебеевском уезде Уфимской губернии, экс­курсировал по правому берегу Волги в пределах Симбирской, Са­марской и Саратовской губерний (1901 г.), ездил в Киргизскую степь (Западный Казахстан), обследовал Рын-пески, окрестности Ханской ставки, горы Большой и Малый Богдо совместно с про­фессором А.Я.Гордягиным (1902 г.).

Из «немуравьиных» работ этого периода можно отметить «За­метку о мухе Вольфарта» (1897), статью о паразитах рогатого скота в Казанской и Вятской губерниях (1897), опубликованную в трех выпусках «Ученых записок» Казанского ветеринарного института, работу «Зубр как вымирающий представитель нашей фауны» (1898). Автор считает зубра реликтом пост-плиоценовой эпохи, куда от­носит и ряд других млекопитающих (выхухоль и бобр, соболь и росомаха, северный олень и лось и др ), из которых большинство исчезли в нашем крае в последние десятилетия, другие (выдра, лось) еще сохранились, третьи (кабан, бобр) восстановлены есте­ственным или искусственным путем. М.Д.Рузский пишет о недав­нем широком распространении зубра и его предков (казанские зоо­логи Э.И.Эйхвальд и А.А.Остроумов нашли черепа быков рода Bison около Азова и на Дону). Зубра Аристотель наблюдал в Македонии, а позднее Плиний Старший ~ в Древней Германии. К концу XIX в. зубры сохранились в Беловежской пуще (Гродненская губерния) и в горах северо-западного Кавказа (нынешний Кавказский заповед­ник). В отличие от своего американского родственника – бизона, европейский зубр приспособился к обитанию в лесах, в том числе горных Вывод автора о будущем зубра не оптимистичен: «Заканчи­вая наш очерк о зубре, этом древнем представителе палеарктической фауны, мы приходим к выводу, что остановить медленно идущий про­цесс его вымирания невозможно». Треть века спустя казанский зоолог И.С.Башкиров, хорошо знакомый с трудами своего предшествен­ника, стал инициатором работ по восстановлению зубра в СССР на базе Беловежской пущи, Кавказского и Крымского заповедни­ков. В итоге зубр как вид был сохранен еще на век.

Особо надо отметить работы М.Д Рузского историко-биографи-ческого характера, начатые в Казани. Это – опубликованные в «Био­графическом словаре профессоров и преподавателей Императорс­кого Казанского университета (1804 – 1904)» под редакцией Н.П.За­госкина (1904) биография М.Н.Богданова, первая полная био­графия Э.А.Эверсманна, единственная, вероятно, биография Н.М.Мельникова, а также первая биография автора. К казанскому же циклу относится опубликованная в «Ежегоднике Казанского городского музея» статья-некролог о Э.Д.Пёльцаме (1913).

В Казани Михаил Дмитриевич Рузский был хранителем и кол­лектором Зоологического музея университета; только за десятиле­тие (1887 – 1896 гг.) им доставлено в музей 439 экз. птиц, а вместе с другими коллекторами, прежде всего с С.И.Билькевичем и И.Н.Стрельниковым, – более 1000 экз. Он был одним из организа­торов Казанского городского музея (ныне – Национальный музей Республики Татарстан), председателем его Совета (1912 г.) и ди­ректором естественно-исторического отдела (1908 – 1913 гг.), по­лучив звание почетного члена-сотрудника музея. Наконец, Миха­ил Дмитриевич имел прямое отношение к формированию третьего зоологического музея в Казани – в Ветеринарном институте (ныне – Казанская государственная академия ветеринарной медицины).

После успешной защиты в Харьковском университете диссерта­ции в 1908 г. и получения ученой степени доктора зоологии М.Д.Руз­ский был приглашен на должность профессора в только что орга­низованный Саратовский университет (1910 г.). В 1911 г. он избран профессором кафедры зоологии Новороссийского (Одесса) уни­верситета. Оба раза Министерство народного просвещения России, возглавляемое Л .А Кассо, не утвердило его в должности. В 1913 г. М.Д.Рузский избран профессором кафедр зоологии Киевского и Томского университетов (в Казани для него такой должности не нашлось, хотя он 10 лет проработал в Ветеринарном институте и около четверти века в университете); он предпочел Томск, где и работал 35 последующих лет.

Так, с августа 1913 г. М.Д.Рузский заведует кафедрой зоологии и сравнительной анатомии медицинского факультета Томского уни­верситета (других факультетов в этом университете тогда не было), с 1917 г. заведует той же кафедрой на физико-математическом фа­культете, а с 1932 г. заведует кафедрой зоологии беспозвоночных биологического факультета ТГУ. В Томском университете Михаил Дмитриевич был секретарем (1917 г.) и деканом биологического факультета (1918 – 1919 гг.).

Кроме того, Михаил Дмитриевич Рузский заведовал Музеем зоологии университета (с 1913 г.), лабораторией зоологии Биоло­гического научно-исследовательского института при ТГУ (1935 – 1941 гг.), был профессором Сибирских высших женских курсов (1913 – 1920 гг.) вплоть до их слияния с университетом, препода­вал в акушерско-фельдшерской школе и фармацевтическом техни­куме. Наряду с преподавательской деятельностью он продолжал эк­спедиционные исследования: в Европейскую Россию (бассейн Вол­ги), по р. Енисей до Минусинска, в Кузнецкую степь и Кузнецкий Алатау, на Салаирский кряж и Алтай (1914 – 1915 гг.), по рекам

Ангара и Селенга, озеру Байкал, Амурскому и Уссурийскому кра­ям (1916 г.), изучал рыб реки Томь, экскурсировал в окрестностях г. Томск, собирал муравьев Сибири (1917 – 1918 гг.), исследовал Барабинскую степь (1923 – 1939 гг.). Михаил Дмитриевич продол­жает изучение муравьев (всего по ним опубликовано около 40 ра­бот), описав 137 новых видов, исследует гидробионтов, включая рыб, высших позвоночных, особенно птиц, занимается общими вопросами зоологии, в том числе ее историей. Он организует Ин­ститут исследований Сибири (1919 – 1920 гг.), Сибирское зооло­гическое общество (1933 г.), позднее преобразованное в зоологи­ческую секцию Томского общества испытателей природы, неожи­данно много внимания уделяет курорту Карачи (Барабинская степь) и его фауне (этих вопросов касается 25 работ М.Д.Рузского), созда­ет там краеведческий музей, получивший позднее его имя. Михаил Дмитриевич пишет биографические заметки и книги (1913 – 1940), посвященные Э.Д.Пёльцаму, Г.Э.Иоганзену, экспедиции академика А.Ф.Миддендорфа, Н Ф Кащенко, Г.И.Радде, А.Н.Северцову, Э.А.Эверсманну, С.А.Бутурлину, Ф.В.Геблеру.

Михаилом Дмитриевичем Рузским опубликовано более 120 ра­бот, из которых половина связана с фауной Сибири, и около 50 заметок в «Сибирской Советской энциклопедии» (1929 – 1933). До 1917 г. он получает гражданские чины, согласно «Табели о рангах», от коллежского секретаря, соответствующего штабс-капитану (1891 г.), до коллежского советника, соответствующего полковни­ку (1906 г.). Он имел почетное звание Заслуженного деятеля науки РСФСР (1934 г.) и награды: орден св. Станислава 2-й степени, орден св. Анны 3-й степени, медаль 300-летия царствования Дома Романовых (до 1917 г.), орден Трудового Красного Знамени (1944 г.), медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.».

Михаил Дмитриевич Рузский умер от общего склероза 16 апреля 1948 г., на восемьдесят четвертом году жизни. В г. Томске бывший Колпашевский переулок переименован в ул. профессора Рузского.

Статьи и монографии М.Д.Рузского, собранные им музейные экспонаты, из которых большинство имеют уже вековую давность, не только хранят память об ученом, но не потеряли своей актуаль­ности и значимости и используются в науке и педагогическом про­цессе в наши дни.

На вечере, посвященном 80-летию со дня рождения М.Д.Рузс­кого (1944 г.), он сказал: «... Вы хвалите, чествуете меня. Спасибо Вам, мои друзья и товарищи Позвольте же и мне сказать о себе. Разные бывают звезды. Вот яркие, большие, а вот звезды поменьше, а вот и совсем небольшие, но тоже звезды.

Одни сияют ярким светом, а другие менее ярко. Но они тоже сия­ют... Каждый, кто любит науку, кто вносит в нее хоть немного ново­го, является звездой. Вы знаете, я всегда любил науку и сейчас люблю. Я работал. Вот и я, значит, тоже звезда, и мы все с вами звезды».